x

Для отправки комментария необходимо авторизоваться.

Семья, все о семье
24 мая 2017 г.
Таинство рождения человека настолько потрясло, что я решил стать гинекологом
Поделиться:
Facebook Вконтакте



Сегодня мы хотим представить вам специалиста Института репродуктивной медицины, хирурга-репродуктолога и харизматичного человека. Женщины с диагнозом «бесплодие» приходят к нему за детьми, многим другим он помог решить проблемы, как принято говорить, снижающие качество жизни. О себе, о современной гинекологической хирургии, о своей специальности, благодаря которой он может видеть проблему бесплодия со всех ее сторон и вести пациентку к цели стать матерью на всех этапах лечения, рассказал врач Жолдасов Рустем Аширкариевич.


- Рустем Аширкариевич, расскажите, пожалуйста, о себе. Как начиналась Ваша профессиональная карьера?

- Я родился в городе Тараз в семье преподавателей-математиков. С детства я все время видел как мои родители много времени проводят за научными трудами. Поскольку я ребенок сотрудников ВУЗа и еще и “Советского Союза”, то для меня будущее было предопределено – вот я заканчиваю школу, вот поступаю в институт, после института меня ждет работа. Когда закончил школу передо мной стоял выбор- изучать экономику или последовать примеру дедушки и заняться юриспруденцией. Ни то ни другое меня не привлекало и, когда пришло время выбирать, решил, что профессия врача – это то, чему я хотел посвятить жизнь. Дома мое решение поддержали и я поступил в Алматинский медицинский институт, мечтая стать хирургом .

- Но впоследствии Вы стали гинекологом. Почему гинекология?

- На 4 курсе нас водили в Первый роддом на Кирова и я оказался свидетелем родов. Рожала молодая женщина, на простой пружинной кровати. Она так мучилась и, когда ребенок появился, я был потрясен. Таинство рождения человека заворожило меня настолько, что я не видел себя больше ни в какой другой профессии и, конечно, стал подумывать о специализации в акушерстве и гинекологии. Чудо появления на свет новой жизни – разве можно где-то еще испытать большую гамму чувств? Но, послушавшись совета отца, я продолжил обучение по хирургии и закончил интернатуру в качестве хирурга. А уже после получения базового медицинского образования в медицинском институте, все равно прошел первичную специализацию по акушерству и гинекологии, а затем уехал в Москву на обучение в ординатуре-аспирантуре в Первой Сеченовской академии, где в основном специализировался в области акушерства.

Вернулся я в Алматы с намерением работать в роддоме. И тут, волею случая, познакомился с эндоскопической хирургией. Друзья-хирурги показали мне видеосъемку операции миомоэктомии с пережатием маточных аретрий. Такая красивая, эффективная, малоинвазивная , безопасная на мой взгляд техника, что я решил попробовать заняться этим новым для меня исследованием, работой, объединив при этом обе мои специальности хирурга и гинеколога. Таким образом я стал работать в отделении оперативной гинекологии в ИРМ.

- Скажите, увеличилась ли сегодня потребность в хирургическом лечении в сравнении с недавним прошлым?

- Думаю, что увеличилась. Это связано может быть не столько с тем, что болезней стало больше, а скорее с улучшением качества жизни. Люди стали чаще и раньше обращать внимания на проблемы со здоровьем.Если раньше отношение к хирургическому вмешательству было как к крайней мере, где присутствует ситуация между жизнью и смертью, то сейчас – как к современнейшему этапу лечения с возвращением к полноценной жизни.

Сколько сегодня проводится операций в вашем отделении и какие наиболее распространённые?

- В прошлом году мы сделали более 4 тыс операций. Самые распространенные операции это конечно связанные с бесплодием. Самая частая операция - гистероскопия, представляющая собой осмотр полости матки с помощью видеокамеры. Это точный и быстрый способ определения и лечения любой внутриматочной патологии. Самая частая из лапароскопических операций - это операция, связанная с маточными трубами. По статистике до 70 процентов женского бесплодия связано с этим фактором. Это связано с защитными свойствами организма, когда в целях ограничения воспалительного процесса маточная труба закрывается, «жертвует» собой не давая инфекции проникнуть дальше, возникает ее непроходимость и как следствие - бесплодие. И хирургическое лечение эффективно в случаях, когда еще не произошла гибель внутренних слоев маточной трубы. Достоверно определить это можно только с помощью лапароскопии.

- Что касается возраста пациенток – есть ли по этому пункту ограничения в гинекологической хирургии?

- Нет, в гинекологической хирургии ограничений нет. Но для программы ЭКО конечно возраст имеет значение.

- Рустем Аширкариевич, с недавних пор Вы еще ведете прием пациентов в качестве репродуктолога. Это возможность расширить профессиональные горизонты?

- Занимаясь оперативной гинекологией, я мог оказать помощь в решении анатомических проблем связанных с бесплодием. Хирург «видит» пациента только на операционном столе и ее дальнейшая «репродуктивная» судьба ему, как правило, не известна. Сейчас, занимаясь репродуктологией я могу видеть проблему со всех ее сторон, вести пациентку от начала до конца. Это процесс не одномоментный, как в операционной, а растянут во времени. Есть время увидеть результаты хирургического лечения и в случае его неэффективности начать программу ЭКО. А кратко говоря, программа ЭКО это выращивание фолликулов, чей рост можно сравнить с созреванием прекрасных яблок. Чувствую себя садоводом, который растит эти яблочки и ждет когда они созреют.

-Скажите, пожалуйста, что Вам нравится и что для Вас является самым сложным в новой работе?

- К сожалению, не всем удается забеременеть с первого раза. Эмоционально очень сложно сообщить пациентам о неудаче программы. Повторюсь, что программа ЭКО – это процесс затяжной, в отличии от операции, в течении которого вы регулярно видитесь и у вас складываются личные отношения, возможно дружеские. Поэтому, в случае отрицательного результата я чувствую, что подвел близкого человека, хоть и понимаю, что не все от меня зависит.

Нравится, конечно, положительный результат. Ведь все пациенты обращаются с проблемой, и когда она решена — вот это ощущение мне и нравится. Сейчас при работе с каждым человеком для меня главное – это понять не только медицинскую проблему каждой супружеской пары, но и морально поддержать супругов при прохождении программ ВРТ, настроив их эмоционально на положительный результат. Я заметил, что если женщина настроена позитивно, она уверенна в успехе программы, то и результативность выше.

Хорошо помню мой первый прием в качестве репродуктолога. Были и волнения и сомнения, но сильнее всего было желание помочь пациентке разобраться в причине ее неудач и сделать все от меня зависящее, чтобы она смогла испытать счастье материнства. Беременность мы получили и сейчас находимся в ожидании рождения «моего» первого ребенка, который должен родиться в начале мая. Это мальчик).

Я сам буквально недавно стал отцом. Довольно поздно женился, мне в этом году будет 40, а моей дочери сейчас 7,5 месяцев. Если бы я раньше знал что дети такие славные, то возможно я бы раньше ими обзавёлся.

- Вы упомянули о дружбе с пациентами. Насколько вы допускаете человеческую близость между врачом и пациентом?

- Дружба это конечно не то слово, которым я могу определить свои отношения с пациентами, скорее человеческое участие. Потому что ты все время думаешь об этих людях. И сопереживаешь, хочешь чтобы все у них получилось. В некоторой степени, это и есть проявление дружбы.

Для успеха программы, нужно доверие пациента. А чтобы пациент мне доверился, я должен сопереживать его проблеме. Это невозможно подделать. Только искренность может породить ответную искренность.

- Рустем Аширкариевич, есть такое мнение, что мужчина-гинеколог как специалист лучше, чем женщина-гинеколог. Правда ли это или все же расхожий штамп?

- Да, я слышал такое мнение, может быть есть в этом утверждении какая-то микроскопическая правда. У мужчины нет женских репродуктивных органов, он не способен пережить ни беременность, ни проблем, связанных с гинекологией, а все неизвестное - загадочно. К неизвестному относишься более трепетно. Может быть в этом отношении мужчины-гинекологи действительно более трепетны и осторожны. А в общем то я не вижу никаких гендерных различий у врачей.

- Вопрос завершающий, общий и в то же время личный: о чём вы мечтает как человек и как врач? Что вас радует в жизни?

- Меня радует все, что и всех людей. Хорошая еда и хорошая музыка, хорошая погода, хорошая прогулка, хороший фильм или книга. Конечно, свободного времени, с тех пор как я стал вести прием в качестве репродуктолога, стало гораздо меньше. Но я обязательно стараюсь выделять время для чтения. Всегда отдавал предпочтение классике, но в последнее время с удовольствием читаю современных авторов.

Как человек я хочу быть в ладу со своим внутренним миром и чтобы все мои близкие были здоровы. Как врач - мечтаю чтобы мои пациентки беременели и рожали здоровых и красивых малышей.

- Спасибо, Рустем Аширкариевич, за интервью. Желаем Вам успехов и побольше «ваших» деток.


Поделиться:
Facebook Вконтакте
оставить комментарий
весь сайт тэгами